Краса Чечни — наша работа

Неожиданно оказалось, что скандальный конкурс «Краса Чечни — 2006», по завершению которого Рамзан Кадыров осыпал участниц 100 долларовыми купюрами, спланировали и организовали из Благовещенска. Кто бы мог подумать!

Напомним, что конкурс «Краса Чечни-2006» был организован правительством Чечни и Общественным фондом имени Героя России Ахмата Кадырова, который профинансировал мероприятие. В начале апреля прошлого года премьер республики Рамзан Кадыров лично распорядился провести выборы самой красивой чеченки. За два месяца подготовки из 200 желающих стать первой красавицей были отобраны 20 кандидаток.

Сам конкурс прошел за толстым бетонным забором в ГЦКЗ Чеченской республики. Заметным отличием от обычых конкурсов красоты стало отсутсвие дефиле в купальниках. На сцену вышли конкурсантки в длинных расшитых туниках по щиколотку – салатовых, розовых, голубых. Очевидно, это и было заменой конкурсу купальников, потому что именно в таком наряде купаются чеченские женщины.

Кстати потом победительница конкурса Замира Джабраилова представляла Чечню на общероссийском конкурсе и из-за нее и там отменили традиционный проход в купальниках. В общем, примечательный конкурс получился и самое интересное, что придумала и организовала его амурчанка Олеся Зубанова.

Вот что она рассказала:

— Я тогда работала в аппарате губернатора и когда к нам приезжал «Поезд дружбы» из Чечни, то я занималась организацией их визита в Благовещенск. Между администрациями Амурской области и Чеченской Республики было подписано соглашение о сотрудничестве. Потом, когда «Поезд дружбы» благополучно вернулся в Чечню, правительство прислало нам приглашение. Эти люди открыты для общения. Невозможно было с ними не подружиться, не завязать контакты. Мы стали перезваниваться.

Однажды один из чеченских чиновников сказал: «Поезд дружбы» — хорошо, но это единовременная акция. Что бы нам такое интересное у себя организовать, чтобы и наших людей, и республику показать во всей красе?» «Ну, так и проведите у себя конкурс красоты», — родилась у меня идея.

«И как вы себе это представляете? Вы же понимаете, что в Чечне конкурс не может быть таким, каким его привыкли видеть: девушки в купальниках и все такое. У нас очень много табу: женщина не может раздеваться, носить брюки, ходить с непокрытой головой…» — возразили мне. Я ответила: это не будет просто демонстрация физической красоты. Девушки будут завоевывать корону, соревнуясь в искусстве исполнения национального танца, песни, интеллекте…

Через какое-то время мне позвонили из аппарата Рамзана Кадырова и предложили сделать проект конкурса. Я расписала подробно, каким должен быть отборочный тур. Главное желание каждой женщины — быть счастливой в семье, поэтому в одном из конкурсов обязательно должны принять участие дети. Проект пришелся по душе властям Чеченской Республики. Его даже не корректировали. И одобрили представители исламского духовенства.

Подготовка к конкурсу уже шла, когда мне снова позвонили: «Олеся Николаевна, а вы можете приехать в Грозный? Дорогу вам оплатим». Я даже не раздумывала, взяла на работе отпуск и отправилась в Чечню. Для многих было шоком, что я туда еду. Говорили: «У тебя двое детей. Зачем тебе это надо?!»

Я подумала: наш амурский спецназ едет на Северный Кавказ выполнять свой профессиональный долг — чтобы жизнь там налаживалась, чтобы охранять все самое святое. А почему из Амурской области в Чечню не может поехать еще кто-то, чтобы это хорошее приумножить? Почему мы должны ездить туда только с оружием в руках, если можем принести добро и красоту? И я не раз потом убедилась, что была права.

Встретили меня во Владикавказе. По пути в Чечню мы проезжали кладбище в Беслане. Оно стоит прямо у дороги. Кладбище кричащее. На могилах огромные фотографии детей, постоянно горит огонь, они завалены цветами, игрушками. До сих пор женщины, сменяя друг друга, оплакивают там своих детей. Проезжая мимо, невозможно отвернуть в сторону взгляд. Подступает комок к горлу. Конечно, все, что случилось в Беслане, останется в памяти навсегда. Но боль не должна усугубляться. Хотелось, чтобы эта незаживающая рана была прикрыта чем-то хорошим и добрым. Иначе мира в этом регионе не будет вообще. И то, что в Чечне состоялся конкурс красоты, это такой жизнеутверждающий факт!

Заявки на участие в конкурсе прислали много чеченок, которые уже не проживают в Чечне. Живут в Киеве, Москве, еще где-то. Что там скрывать, призы были очень богатые: автомобили, путевки в Европу, дорогие ювелирные украшения… Кроме того, всем участницам подарили большие наборы парфюмерии и зарегистрировали Эйвон онлайн, а так же красивые костюмы известных мировых марок стоимостью более тысячи долларов. Я вместе с ними перемерила все наряды. Многие мне подошли. Среди участниц не было девочек «плоской» комплекции, привычной для других конкурсов красоты и подиумов. В Чечне такие формы не приветствуются.

Во время подготовки было много интересных моментов. Например, идет репетиция и вдруг девчонки убегают со сцены. Оказывается, зашел мужчина, а они в брюках — нельзя! Зато с раннего детства девочки там умеют со вкусом подкрашивать глаза, использовать косметику, подбирать украшения. Главное правило: ты всегда должна быть ухожена и красива.

Уже в финале конкурс был на грани срыва из-за того, что жених украл Разету Шабазову. Хотя все приходили на репетицию с мамами. Так у них принято: пока девушка не замужем, ее должны сопровождать старшие. До поездки я думала, что похищение невест — это просто ритуал, вроде того, что у нас тещу катают в тазике на второй день после свадьбы. Не предполагала, что девушку могут похитить на полном серьезе.

Меня потом просветили, как это обычно делается. Подкараулив девушку одну, ее толкают в машину и увозят в «третий дом» — к друзьям, знакомым похитителя. Там ей объявляют, кто ее украл. И дают три дня на раздумье: согласна она стать его женой или нет. Причем этот человек может быть уже женат. Но все обошлось: Розета замуж не собиралась и вернулась на конкурс.

Оказалось, что ее украд бывший преподаватель из университета в Грозном, где она училась на факультете информатики. Во время конкурса такое случалось дважды, что выбивало нас из колеи: девушки четыре дня нет, потом узнаем, что ее украли. Пока все не утрясется, она участвовать в репетициях не может. И это несмотря на то, что нас круглосуточно охраняли.

Там, вообще, принимались все возможные меры безопасности. И на сцене у нас всегда стоял ОМОН. Бойцы с автоматами иногда вводили в ступор Дмитрия Харатьяна, который вел церемонию финала конкурса. Мы с ним даже поссорились. Когда этой осенью он приезжал с женой Мариной к нам на «Амурскую осень», мы вспоминали об этом и смеялись.

Кстати, многие артисты, кого приглашали на это мероприятие, отказались приехать. В том числе и Николай Дроздов — постоянный участник жюри конкурса «Краса России», несколько известных шоу-групп. Недоверие определенное к чеченцам есть. Чего греха таить, и мне там в какие-то моменты было страшно. Когда тебя окружают люди с автоматами, заряженными боевыми патронами, то каждый нечаянный стук по микрофону в большом закрытом помещении ассоциируется с выстрелом.

Кстати, когда я только приехала в Грозный и меня все спрашивали «откуда?», я отвечала про наш Благовещенск, что это прямо на границе с Китаем. Первое, что мне говорили чеченцы: «Не страшно с китайцами жить?» Мне было даже смешно.

К слову, за мной там контроль был постоянный. Следили, не провожу ли я слишком эмансипированной политики с девочками. Ведь русская и чеченская женщины очень сильно отличаются. Там ты не сможешь занять руководящий пост изначально — только потому, что ты женщина. Из поля зрения меня не выпускали ни на минуту. Все, что я делала, снимали на фото и каждый день представляли отчет в правительство. Поэтому у меня так много фотографий — после конкурса мне их отдали.

В Чечне довольно трудно найти работу, чтобы обеспечить себе нормальную жизнь и получить образование, поэтому многие девушки мечтают оттуда уехать. Никто из красавиц не скрывал, что они пришли на этот конкурс лишь для того, чтобы заработать большие деньги. Меня даже покоробила такая откровенная меркантильность. Когда я как-то сказала, что если бы сама была участницей и победила в таком конкурсе, то отдала бы все деньги другим людям — тем, кому сострадаю, девочки смотрели на меня непонимающими глазами. Это не укладывалось в их голове. Они соглашались, мол, мы тоже будем заниматься благотворительностью, участвовать в добрых акциях, но потом. Исподволь возвращаясь снова и снова к этой теме, я приучала их к мысли, что те большие суммы, которые получат победительницы, это «легкие» деньги. Что своей красотой и умом можно помочь другим. И при этом получить такое моральное удовлетворение, которое, возможно, больше не испытаешь никогда в жизни.

На одном из последних этапов конкурса проверялись способности конкурсанток познакомиться и расположить к себе в беседе детей. 15-летняя Замира Джабраилова уже собиралась уходить со сцены и вдруг, не отпуская руку семилетнего мальчика из грозненского дома-интерната для детей-сирот, сказала: «Теперь я еще больше хочу выиграть машину, чтобы подарить ее тебе!» После этих слов мне уже больше ничего не надо было от этого конкурса. Я поняла, что приехала сюда не зря. Думаю, что этот жест добра сыграл решающую роль для жюри.

Замира стала победительницей. Потом девочка подарила мне самый дорогой свой букет и призналась: «Олеся Николаевна, мне ведь так нелегко было это сказать: мама растит нас с младшим братом одна, папу убили. Но я подумала — тогда точно выиграю в конкурсе. А когда зал стал аплодировать, все встали, а Шамиль крепко-крепко сжал мою ладошку, я и сама поверила, что действительно хочу отдать ему свою машину».

Замира решила продать свой главный приз. Вырученные за крутую иномарку 18 тысяч долларов она передала приюту, где живет семилетний Шамиль с братом.

После финала нас повезли в Гудермес, где в одном из ресторанов состоялся пышный банкет. Кто-то их личных охранников Рамзана Кадырова пригласил на танец красавицу блондинку Фатиму Хазуеву. Она получила титул первой вице-мисс Чечни-2006. Председателю правительства республики очень понравился их танец. В знак одобрения он стал щедро осыпать танцующих сначала тысячными рублевыми, а потом 100-долларовыми купюрами. Такая традиция есть на Востоке. Я смотрела на эти деньги и вспоминала более чем скромную обстановку в детском интернате, которых в Грозном всего два и где не хватает ни развивающих, ни учебных пособий и еще много чего. Такие вот контрасты…

Таков рассказ о конкурсе его организатора Олеси Зубановой. Мы не беремся его комментировать и в заключении приводим лишь несколько цитат из газеты «Коммерсантъ», дополняющих романтический рассказ Олеси:

«… В паре с первым вице-премьером Чечни Одесом Байсултановым Дмитрий Харатьян начал объявлять победительниц. Оказалось, что обиженных на конкурсе не будет. Каждая из девушек получила по титулу: «Мисс гордость», «Мисс артистизм», «Мисс образ», «Мисс интернет», «Мисс хозяюшка» и так далее.

Помимо главного приза Toyota, предназначавшегося победительнице, некоторым девушкам вручили ключи от автомобилей отечественного производства – «десяток» и «семерок», остальным пришлось довольствоваться нескромными украшениями с бриллиантами. Красой Чечни, как и ожидалось, стала 15-летняя школьница Замира Джабраилова. «Спасибо Ахмату Кадырову за то, что он остановил войну, и спасибо моей маме»,– патриотично среагировала девушка и отправилась на фотосессию к своей новой машине. О том, что автомобиль она пообещала мальчику Шамилю, девушка, казалось, забыла.

Тем не менее Рамзан Кадыров, которого так благодарили конкурсантки, дал им возможность лично высказать свою признательность. Произошло это в гудермесском ресторане «Олимп», куда все «мисс» и журналисты отправились после объявления результатов. Гостей угощали салатами и шашлыком. В самый разгар застолья в зале неожиданно появился господин Кадыров со свитой охранников – их было человек 40. Заняв место за центральным столом рядом с Дмитрием Харатьяном и Одесом Байсултановым, господин Кадыров тут же присвоил господину Харатьяну звание народного артиста Чеченской республики. «Служу России и Чечне!» – ответил тот.

Затем премьер-министр заявил, что чеченские женщины – самые красивые, их надо осыпать бриллиантами и золотом, и не преминул свое обещание выполнить. Когда участницы конкурса вышли танцевать лезгинку с охранниками, помощник господина Кадырова начал забрасывать танцующих тысячерублевыми и стодолларовыми купюрами.

По оценкам корреспондентов, на мраморный пол упало никак не меньше $30 тыс. Девушки, которые в танцах не участвовали, стараясь не привлекать внимания, осторожно пододвигали купюры ногами к себе. Впрочем, охрана Рамзана Кадырова позаботилась о том, чтобы о его щедрости никто не узнал: фотографам ультимативно было предложено стереть с флэш-карт все кадры с деньгами.

Разбрасыванием денег господин Кадыров, впрочем, не ограничился. Узнав о том, что одна из конкурсанток – Луиза Муртазалиева – плакала, когда не вышла в финал, он немедленно зашептал что-то на ухо помощнику. Не прошло и получаса, как госпожа Муртазалиева получила из рук премьер-министра золотые часы с бриллиантами фирмы Chopard. Этим щедрым жестом праздник закончился. От ресторана отъехали три автомобильных кортежа. Два – с Рамзаном Кадыровым и участницами конкурса – отправились в Грозный, а один – с журналистами и гостями «Красы Чечни» – в аэропорт Махачкалы».

Судя по резансу, который получил этот страноватый конкурс, скорее всего больше такое в Чечне не повторится. В этом году, по крайней мере, ни о каких конкурсах в Чечне уже не вспоминают. Что ж тем интересней рассказ Олеси Зубановой.

14.02.2007 17:52
Комментарии к этой новости временно закрыты.
Технологии
Здоровье
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
25.90 28.875 0.435
Продажа (грн.)
26.19 29.400 0.463
Новости России
Экономика и бизнес
Наука и технологии
Здоровье и красота
Новости спорта
Новости партнеров