Один на один со смертью

Амурское утро
Есть в Ивановском районе небольшое село Черкасовка. Здесь в первый год Первой мировой войны в семье переселенца с Украины Тимофея Фомича Лысенко и его жены Марии Ивановны родился сын, которого нарекли Иваном. Детские годы прошли в бескрайних амурских степях.

Один на один со смертью

Четверть века прожил Иван Лысенко в Черкасовке. Когда началась война, он поклялся не щадить ни сил, ни своей жизни для достижения победы над врагом. Лысенко участвовал во многих сражениях при обороне Киева, в Сталинградской и Курской битвах, был трижды ранен. Вернувшись в строй, он с новой силой бил врага. Есть в далекой Сумской области, что на Украине, село Кириковка. Здесь-то и совершил свой подвиг наш земляк Иван Тимофеевич Лысенко.

Помощника командира взвода Ивана Лысенко считали в полку мастером на все руки. Он отлично стрелял из всех видов оружия, которым располагал полк: из винтовки и карабина, автомата и противотанкового ружья — и даже из 45-миллиметровой пушки, находившейся на вооружении стрелкового батальона.

Стрельбой из противотанкового ружья Лысенко владел в совершенстве. К тому времени это оружие за­воевало славу на всех фронтах: останавливало танки фашистов под Москвой и Сталинградом, от него горели даже гитлеровские самолеты. При сравнительно небольшом весе ружье обладало большой огневой мощью. При калибре 14,5 миллиметра и начальной скорости пули 1012 метров в секунду огонь обеспечивал пораже­ние легких и средних танков врага на расстоянии до 500 метров. А чтобы овладеть этим ружьем, требуется всего лишь несколько часов.

147-я стрелковая дивизия получила приказ о наступлении и захвате плацдарма на западном берегу реки Ворскла. 8 августа 1943 года после упорных и ожесточенных боев наши подразделения освободили Великую Писаревку и устремились вперед, преследуя разрозненные вражеские части вдоль реки. 600-й стрелковый полк этой дивизии, в которой воевал помощником командира взвода противотанковых ружей (ПТР) второго стрелкового батальона старший сержант Лысенко, вышел на рубеж Кириковка — Старая Рябина, где встретил сильное сопротивление.

Трое суток не прекращались ожесточенные бои. Атаки врага следовали одна за другой. Немцы любой ценой пытались вернуть Кириковку. Да это и естественно. В ней было оставлено много всевозможной техники, склады боеприпасов, даже танки на железнодорожных платформах и большой лагерь русских военнопленных. Эшелон за эшелоном подходил с танками, их снимали с платформ и тут же бросали в бой против нашей пехоты.

До 50 танков шло на позиции полка подполковника Саксеева. За ними бежала пехота. На левый фланг полка был брошен взвод ПТР под командованием лейтенанта Бабенко. Лысенко выбрал поудобнее место, установил противотанковое ружье так, чтобы противник его не видел, а стрелять ему было удобно. В небольшую нишу положил патроны и противотанковые гранаты. Все было под руками. Танки идут, а бойцы спокойно выжидают, глаз не спуская с них.

«Не пройдете, сволочи!» — зло выругался бронебойщик. И, когда головной танк уже был метрах в 100 от позиции наших бойцов, Лысенко нажал на спусковой крючок. Выстрел — попал! Танк задымился и вспыхнул, затем раздался страшной силы взрыв, и башня танка отлетела — это внутри машины взорвались снаряды.

Но радоваться было рано. Танки ползли и ползли.

Комья земли взметнулись возле окопа бронебойщиков. Осколки забарабанили по стволу и коробке. Ожгло руку. Рукав гимнастерки набух кровью. На какой-то миг потерял сознание, ткнувшись лбом в окопный бруствер. Очнувшись, словно сквозь сон услышал где-то рядом лязг гусениц и непонятную речь. Нащупал ружье и взялся за рукоятку затвора. Но тот не двигался: бронебойное ружье пришло в негодность. Вдруг резко запахло бензином, выхлопные газы забили дыхание. Он поднял голову и увидел рядом с собой стальную громаду с черным крестом на борту.

Что делать? Бежать — бесполезно, оставаться в окопе — тоже, танк в любое время мог раздавить его своими гусеницами. Лысенко вспрыгнул на него, тот завертелся на месте, как будто желая сбросить непрошеного седока, а потом рванулся назад. Когда танк переползал через окоп, в котором еще недавно сидели бронебойщики, Лысенко увидел убитого солдата со сжатой в руке обоймой и рядом с ним ПТР. Он в тот же миг спрыгнул на землю и свалился на дно окопа, схватил свою находку и выстрелил несколько раз вдогонку немцу. Из танка вырвались огненные языки пламени и повалил густой дым. «Четвертый!» — подумал Лысенко и крепко обнял ружье.

Он обошел окопы, нашел противотанковую гранату. Никого из своих не было. А впереди и справа кричали немцы, ревели танки. Он схватил ПТР и, пригнувшись, побежал зарослями кукурузы к селу.

Путь ему преградил танк, который стоял и беспрерывно «тявкал» своей пушкой. Лысенко мог незаметно обойти его огородами, но не таким был парень с Амура. Боец подполз к машине, метрах в 30 остановился, определил тип танка и, вспомнив, где находятся у него баки с горючим, выстрелил.

И здесь уже, на улице села, противник, потеряв еще две машины, вынужден был отступить. Семь бронированных машин было на счету парня из Приамурья.

Единоборство бесстрашного воина с немецкими танками позволило батальону удержать занятую часть села Кириковка и обеспечить успешную переправу подразделений полка через реку Ворскла.

В наградном листе от 17 августа 1943 года, подписанном командиром полка подполковником Саксеевым, командиром 147-й стрелковой дивизии генерал-майором Якимовым, командующим 27-й армией генерал-лейтенантом Трофименко и командующим войсками Воронежского фронта, отмечено:

«В бою с немецкими оккупантами 9 августа 1943 года в селе Кириковка Сумской области старший сержант Иван Тимофеевич Лысенко совершил подвиг — геройство. Оставшись один, когда на него двигались 15 немецких танков, товарищ Лысенко И. Т. принял бой с ними и огнем из своего ружья подбил 7 танков. Остальные танки отступили, повернули обратно и ушли. Товарищ Лысенко И. Т. в этом бою был ранен, но не покинул поле боя до тех пор, пока не скрылись оставшиеся танки...»

А вот выписка из Указа Президиума Верховного Совета СССР: «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленное при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» ставшему сержанту Лысенко Ивану Тимофеевичу. Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин, Москва, Кремль, 10.01.44 года».