Дело Короткова

Амурское утро
После двух лет следствия уголовное дело в отношении позапрошлого губернатора Приамурья Короткова передано, наконец, в Благовещенский городской суд. Видимо, теперь предстоит долгое судебное разбирательство. Леониду Короткову грозит до 10 лет лишения свободы.

Дело Короткова

Сразу оговоримся, мы не собираемся быть судьями в этом деле, кого-то критиковать или защищать. Тем более, мы не знаем какие именно аргументы накопились за это время у сторон. Все их рассмотрит и вынесет свой вердикт наш самый гуманный в мире… и т.д. Просто вспомним, что именно инкриминируется сегодня Короткову.

По версии следствия, в 2003-2006 годах губернатор Леонид Коротков незаконно увеличил тариф на электрическую и тепловую энергию, включив в него 41 млн. рублей на содержание футбольного клуба «Амур». А также из областного бюджета прииску «Дамбуки» выделили 16 млн. рублей. Вместо этого регион должен был получить 53,3% акций предприятия, но руководство прииска ценные бумаги так и не передало. Кроме того, по завышенным ценам приобрел дорожную технику у компании «Торгфинанс» на сумму 40 млн. рублей.

То есть эпизодов теперь три. Раньше их было четыре, но в июле 2007 года Генеральная прокуратура РФ сняла с Короткова обвинение в незаконном расходовании средств из резервного фонда области, не найдя в его действиях состава преступления. Сейчас экс-главе Приамурья инкриминируют причинение ущерба областному бюджету на сумму более 100 млн. рублей.

Разберем по порядку.

1.Финансирование футбольного клуба «Амур» за счет увеличения тарифа на электроэнергию. Звучит очень серьезно. Но не понятно в чем обвиняют Короткова. При таком обвинении на его месте должен сидеть бывший глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс. Ведь именно РАО устанавливало тарифы, а не областные власти. Это и теперь так, и всегда так было.

Коротков любил футбол и поддерживал «Амур». Болельщики даже вывешивали на матчах благодарственные баннеры адресованные губернатору. Но тариф-то он не устанавливал. РАО ЕЭС предложило тариф, а областная комиссия по тарифам, которая тоже не подчинялась губернатору, его утвердила. Даже не председатель той комиссии, а состоящая из нескольких человек структура утвердила предложенный тариф и по закону Коротков к этим всем энергетическим схемам никакого отношения не имел.

РАО ЕЭС, а это было акционерное общество со многими частными акционерами, предложив и получив утвержденный тариф, приняло решение поддержать благовещенский футбольный клуб, главным спонсором которого было много лет. Команда тогда называлась «Амур-Энергия». Как Коротков мог повлиять на Чубайса и акционеров? Только мог попросить, что, возможно, и сделал, но акционеры вправе как угодно расходовать деньги своей энергетической компании.

Известно, что РАО ЕЭС финансировало десятки спортивных команд в различных регионах. Например, в Хабаровске – «СКА-Энергия», во Владивостоке – «Луч-Энергия» и т.д. и всегда это делалось за счет тарифов потому, что никаких иных источников доходов у РАО ЕЭС не было – оно продавало электроэнергию населению и предприятиям и из этих денег финансировало, в том числе, спорт.

На амурских бабушек вечно недовольных тарифами на электроэнергию обвинение в завышении тарифа произвело тогда нужное впечатление. Но при этом никто не сообщил бабушкам, что деньги выделяемые РАО ЕЭС «Амуру» повысило для них платеж за электроэнергию максимум на 10 рублей в год, а на самом деле намного меньше.

В общем, дело чисто пиарное, но тогда именно в таком качестве оно было востребовано теми, кто снимал Короткова, а как теперь все это в суде будут объяснять прокуроры пока не совсем ясно.

2. Следующий эпизод о выделении из средств областного бюджета денег ООО «ПриискДамбуки». Сейчас в условиях, когда из бюджетов всех уровней выделяются колоссальные суммы на поддержку различных, совершенно частных предприятий — это дело выглядит совсем уж несуразно.

Прииск «Дамбуки» являлся одним из важнейших предприятий Приамурья в области золотодобычи, но переживал тогда не лучшие времена. Руководство предприятия обратилось в областную администрацию и областной Совет за поддержкой. В обмен на финансовую помощь «Дамбуки» должны были передать контрольный пакет акций своего предприятия в залог области.

Проблемой прииска занимались комитеты и комиссии в течении многих месяцев. В результате совершенно гласно и открыто было принято решение помочь предприятию. Депутаты областного Совета приняли очередной бюджет, в котором было предусмотрено оказание финансовой помощи золотодобытчикам и, конкретно, «Дамбукам». Коротков лишь подписал бюджет принятый депутатами, в котором тысячи расходных статей. Это обязанность губернатора — подписывать бюджет.

Потом, правда, «Дамбуки» не передали в область свои акции, ну так и выделенные деньги вернули. Интересно будет узнать, как именно прокуратура сможет в данном случае притянуть Короткова не притягивая депутатов облсовета? Бюджет принимает не губернатор, а областной Совет. А если прииск нарушил что-то, то опять-таки — причем тут Коротков?

3.Третий эпизод немного более труден для обывательского понимания.

Дело в том, что все закупки для государственных нужд должны вестись по конкурсам, а закупка у единственного поставщика осуществляется только если данный вид продукции уникален и никем иным не поставляется. Закупленная строительная техника, видимо, к таковой продукции и относилась, к тому же была бэушная. Это, в общем-то, обычная практика для строительных машин – они перекупаются с объекта на объект в зависимости от задач стоящих перед подрядчиками. И новые, с заводов приобретаются только для суперобъектов, потому что новые стоят дорого.

Как именно прокуратура определила цену купленной техники и решила, что она завышена — понять пока сложно. Коммерческая фирма, владеющая такой техникой сама вправе назначать любые цены на нее. А необходимость в такой технике определяется соответствующими подразделениями (в данном случае «Амурупрадором», раз техника дорожная) исходя из тех задач, которые они решают.

Можно запросить прайс-листы на заводе изготовители, потом вычислить амортизацию… Но и при этом совершенно не понятно, как прокуратура подсчитала все транспортные издержки, издержки по хранению, ремонту и обслуживанию, которые произвела конкретная фирма поставщик…

Тогда возможно прокуроры смогут доказать, что такая техника вообще была не нужна и ее зря купили. Но ведь потребность в технике определял «Амурупрадор», а цены утверждал комитет цен…

Остается лишь напомнить, что дело губернатора Короткова было фактически открыто инспирировано тогдашним полпредом президента Камилем Исхаковым. На Дальнем Востоке это знают даже дети. Была поставлена задача убрать Короткова, отказавшегося добровольно покинуть свой пост. Задача тогда была решена, зачем сегодня правоохранители тянут это дело уже менее понятно. Возможно, что речь идет о чести мундира.

Еще раз повторим, что мы не обладаем всей полнотой информации и возможно у прокуратуры есть такие данные, которые полностью опровергнут все вышесказанное. Широкой общественности они пока неизвестны и только в ходе судебного разбирательства мы о них узнаем.

Мы не утверждаем, что губернатор Коротков был кристально чистым чиновником. Наверное, он совершил немало политических ошибок, не сумел или не захотел правильно сориентироваться, во время отступить и т.д. За что, в общем-то, и поплатился. Но за свои политические ошибки, например такую, как не поддержка «Единой России» на выборах в областной Совет, Коротков заплатил политической же отставкой, но при чем тут нынешнее уголовное преследование?

Впрочем, все решит суд. В любом случае, дело Короткова наглядно демонстрирует, как чисто политические задачи одних чиновников трансформируются в масштабные и длительные уголовные дела даже при том, что самих инициировавших темы людей, давно уже нет на горизонте. И неизбежно у людей знакомых с ситуацией возникает вопрос, если Короткова надо судить за помощь областной футбольной команде, то почему же его преемник Колесов за полтора года натворивший столько всего в Амурской области спокойно уехал домой?

Дмитрий Журавлев