Паршивая овца

Амурское утро
Фильм «Паршивая овца», при всей своей малобюджетности и недостаточной раскрутке, без сомнения, достоин занесения в золотую книгу развеселых ужасов. Хотя бы в виду своей оригинальности.

Паршивая овца

Новозеландцы идут

Сколько зомби-триллеров в год появляется в прокате? Как правило, без них не обходится ни один сезон, потому как жанр этот не менее популярен, чем комиксы про супергероев. «Паршивая овца» появилась на широких экранах вместе с куда более весомыми конкурентами, что не могло не отразиться на сборах. Что говорить — параллельно с ней прогремела третья часть хождений Миллы Йовович по мукам под названием «Обитель зла» — заключительная часть модной сегодня трилогии, которую ждали с завидным нетерпением. На этом фоне дело рук новозеландских умельцев выглядит чуть ли не третьестепенным — но это, поверьте, только на первый взгляд.

Страна, в которой овец в десять раз больше, чем жителей — сорок миллионов — в очередной раз продемонстрировала, что может собственных Ромеро рождать и воспитывать — были бы результаты. Джонатан Кинг снял картину, которая, может быть, и не снискает легендарности, равной «Живой мертвечине» Джексона, но уж точно запомнится надолго.

«Паршивая овца» — это в первую очередь очень веселое, во вторую — жутковатое, а в третью — обескураживающее своей натуралистичностью кино. На зрителя, привыкшего к тому, что зомби ковыляют медленно, а пуля в голову непременно должна выводить кадавров из строя, это производит гарантированный эффект.

И вот уже улыбаются даже те, кто не привык смеяться над чужими страданиями — а по-другому и не получается. Несчастная овечка Долли могла бы чувствовать себя отомщенной — полчища ее сородичей в течение полутора часов показывают человечеству, где зимуют раки и с чем нельзя шутить. Делается это с таким размахом и весельем, что поневоле задумываешься над тем, почему так мало новозеландского кино мы смотрим и обсуждаем. В конце концов, свежести во взглядах и стремления ломать стереотипы островитянам явно не занимать.

Согласитесь, уверенности в подобном жанре никакой и никогда нет — тот же Ромеро может снять два абсолютно полярных фильма на свою любимую тему, и один из них станет историей, а от второго ничего, кроме разочарования, не останется. Джонатан Кинг сделал ставку на беспроигрышный вариант — он заменил одуревших зомби-человеков на беснующихся красноглазых и плотоядных овец, сделав этих безобидных травоядных существ настоящим бедствием. Овцы-убийцы — это само по себе примечательное явление, но и фильм на эту тему оказался очень даже неплохим.

Что творится на ферме

Конечно, определенные правила игры в триллер Кингу пришлось соблюсти. Но это не бросается в глаза на фоне общей оригинальности картины — разве что сам факт генетических экспериментов над овцами и пара гринписовцев, которые из благих побуждений выпускают джинна из пробирки, вызывает самые прямые ассоциации с бесконечными «Ночами» и «Возвращениями» живых мертвецов. Но тут уж не до заморочек — зрителя надо было быстро и качественно окунуть в мир безумия и жестокости, причем с головой, и это авторам «Паршивой овцы» удалось в высшей степени профессионально. А каким образом — это уже другой вопрос.

Главные герои, вокруг которых строится и рушится вся эта история, — сыновья фермера Ангус и Генри. Ангус, старший, бизнесмен и овцевод, в детстве напугал младшего, Генри, при помощи отрубленной овечьей головы. С тех самых пор Генри вообще не очень в себе, но что касается именно этого биологического вида, то просто не выносит на дух. Генри приезжает на ферму Ангуса после пятнадцатилетнего перерыва, который он провел в городе — да и то за тем, чтобы забрать свою долю в виде банковского чека, поцеловать полоумную тетю и снова удалиться от овечьего блеяния на многие мили.

Но не тут-то было, как водится. Пока братцы вспоминали дела минувших дней, доблестные «зеленые» выпустили на свободу существо, над созданием которого втайне трудился Ангус — некое подобие овцечеловека (даже не спрашивайте, в чем суть этого эксперимента). Существо мигом покусало всех, кого могло, оказавшись жутко агрессивным, и эпидемия овечьего бешенства пустилась во все тяжкие. Надо заметить, что человек, укушенный инфицированной овцой, постепенно превращается опять же в овцу, и сделано это так откровенно недорого, что чувствуешь, как возвращаешься в прошлое, когда кровью был кетчуп, а спецэффекты делали из пластилина.

Дальше — сами понимаете. Овцефобу Генри приходится вместе с гринпис-девушкой и мужественным работником фермы встать на тропу войны со стадом обезумевших животных и собственным братом, который, впрочем, утратил братские чувства, кажется, еще при рождении. Кровь течет рекой, откушенные овцами конечности хрустят на непривычных к свежему мясу челюстях, безумие набирает обороты. И за то, что Джонатан Кинг умудрился сделать свое дело не только увлекательно, но еще и очень смешно, ему отдельное спасибо. Не каждый день приходится веселиться, глядя на ревущую окровавленную овцу, рвущуюся к запершимся в автомобиле героям, или на чудовищные превращения, которые то и дело происходят с разными персонажами.

Рассчитываете на хэппи-энд — и правильно делаете. Ситуацию спасет мачо-пастух, которому не пришлось по душе медленное превращение в разъяренное травоядное. В лаборатории, где и было создано чудовище, найдется противоядие, и к этому времени все те, кто должен остаться в живых, еще не падут в неравной битве со стадом. Более того — вопреки законам жанра эпидемия не распространится по всей стране, чтобы впоследствии привести к Большому Овечьему Апокалипсису. Амбиции Джонатана Кинга пока не простираются столь далеко и широко. Пока что мы имеем локальную катастрофу на отдельно взятой ферме — но при этом прекрасно видим, к чему приводят игры с матушкой-природой. На месте творцов-генетиков я бы крепко призадумался, больно уж жутко получилось.

Привет от Мураками

Это, конечно, не триллер в чистом виде, хотя бы потому, что элемент стеба постоянно выходит на главный план и становится практически основным и единственным смыслом фильма. Тот самый случай, когда не хочется ни известных актеров, ни запредельной компьютерной графики — хотя, к сведению, спецэффекты для «Паршивой овцы» делала та же студия, что занималась «Властелином колец», а это значит — суперспецы. В итоге получилась не очень злободневная, не очень страшная и очень веселая картина, в которой, безусловно, присутствует все для того, чтобы захотеть посмотреть ее еще раз.

Минимум сюжетных сложностей — действительно, зачем они в фильме про плотоядных овец? Персонажи, нарисованные не тонкой кисточкой, а малярным валиком — тяп-ляп, вот вам и характер. все это не столько разочаровывает, сколько способствует антуражу альтернативного кино. Мол, устали от многомиллионных и разрекламированных ужастиков про одних и тех же зомби — извольте получить нечто, отличающееся от мейнстрима по всем параметрам, хотя этим же мейнстримом в итоге и являющееся. Что особенно радует — сделано все отнюдь не глупо, как часто бывает в таких случаях. Тот же «Полет мертвецов», благополучно провалившийся летом этого года, являл собой самый настоящий гимн идиотизму. «Паршивая овца», которой, казалось бы, предрешено было стать одним из самых неумных фильмов года, не оправдала этих ожиданий — и это прекрасно.

В некоторых моментах Кинг демонстрирует очень хорошую осведомленность в том, что касается творчества другого островитянина — японца Харуки Мураками. Как известно, писатель, постепенно теряющий свою мировую сверхпопулярность, тоже то и дело заморачивается на овцах. Не настолько, конечно, чтобы они начали пожирать хомо сапиенсов, но довольно-таки плотно. «Паршивая овца» — это своего рода изнанка «Охоты на овец», то, что могло бы случиться в мире героев Мураками, если забыть о философии и ждать волю животным инстинктам. Не так часто в кино цитируют Мураками — тем интереснее и неожиданнее встретить эту цитацию в недорогом новозеландском трэше.

В общем и целом мы получили еще один фильм из разряда «для гурманов». Не исключено, что на такой волне «Паршивая овца» нахватает каких-либо премий на кинофестивалях, проходящих за пределами Аллеи звезд. То есть на «Оскара» за лучший иностранный фильм рассчитывать не приходится, а вот пары-тройки альтернативных статуэток «Паршивая овца», безусловно, достойна. Хотя бы за то, что порадовала зрителей, решившихся потратить деньги на заведомо бредовую историю, оказавшуюся по-настоящему интересной. Хоть и про овец.

Андрей Кубич