«Вавилон»: как строилась башня

Амурское утро
«Вавилон» как минимум станет одной из самых противоречивых и заметных премьер 2007 года. И вряд ли останется без «Оскара». Накануне премьеры в Благовещенске наш материал об этом фильме.

«Вавилон»: как строилась башня

На «Золотой глобус», который считается генеральной репетицией главной американской кинопремии, «Вавилон» претендовал в семи номинациях. И получил самый солидный «Глобус» — за лучший драматический фильм. Теперь осталось дождаться объявления имен оскароносцев — «Вавилон» и здесь обосновался в семи номинациях.

И уже не поднимается рука написать, что всему виной истерия политкорректности и национальной (расовой, половой и т. д.) терпимости, как это было в случае с прошлогодним триумфатором — фильмом «Столкновение». Алехандро Иньярриту снял не просто продолжительное кино о проблемах выживания в многополярном мире, и обвинять его в заведомой ставке на явного фаворита было бы, мягко говоря, нечестно.

Противоречия начинаются с имени самого режиссера. Иньярриту заслуженно ставят в один ряд с такими мэтрами «кино не для всех», как Дэвид Линч или Ларс фон Триер. На это есть свои причины. «Вавилон» стал неофициальной третьей частью цикла, который никогда не объявлялся циклом.

Первые две — «Сука любовь» и «21 грамм» — в свое время вызвали массу споров и разногласий, зрителей и критиков раздражала как тематика сценариев, так и способы их подачи. Постоянные скачки в пространстве и времени, рваный сюжет, построенный так, что сам понимаешь — вот на этом отрезке я должен уже либо откровенно и крепко спать, либо отвлечься на перешептывание с соседом, а вот и нет. Конечно, найдутся и те, кто сладко проспит половину «Вавилона», но скучным и занудным я бы его не назвал. Скорее — глубоким и постепенным.

Теперь об актерах. Мексиканец Иньярриту сполна рассчитался с неизвестными миру актерами в фильме «Сука любовь», сделав к тому же звездой молодого Гаэля Гарсия Берналя, и далее уже без звезд в большом кино не работал. В фильме «21 грамм» это Шон Пенн, Бенисио Дель Торо и Наоми Уоттс, причем все трое сыграли в этом фильме роли, которые однозначно находятся в списке самых удачных в карьере. В «Вавилоне» режиссер пошел еще дальше, задействовав Кейт Бланшетт и самого Брэда Питта, популярность которого волшебным образом растет независимо от частоты появления на экранах.

Бланшетт запомнилась российскому зрителю в основном по роли Галадриэль в трилогии Питера Джексона «Властелин колец» — и это очень печально, потому что ее игра в фильмах «Авиатор», «Кофе и сигареты», «Талантливый мистер Рипли» во много раз лучше и интереснее. Как, несомненно, и роль Сьюзан в «Вавилоне» — немногословная, но действительно одна из главных.

А вот появление имени Брэда Питта в списке занятых в фильме актеров тут же развязало целые полчища злых языков. Одни злорадствовали по поводу того, что, мол, Иньярриту делает настолько слабую картину, что и сам это уже понимает, вот и пытается спасти фильм (а особенно доход от его проката) громким питтовским именем. Другие утверждали, что Брэд сам напросился на роль Ричарда — да что там, прямо, наверное, на кастинг пришел. Волновался жутко, потому что снимается постоянно, где ни попадя, годы идут, а номинаций на «Оскар» все нет. Обе версии доказывают, что злые языки слишком часто принадлежат глупым головам. И только.
Из чего строилась башня
«Если хочешь, чтобы тебя поняли, слушай», — гласит основной слоган «Вавилона». Слоган, по-моему, не самый удачный и мало связанный с самой картиной, но зато вполне претендующий на оригинальность. Главной темой фильма можно смело назвать взаимосвязь разных стран, народов и их отдельных представителей, которую не всегда легко, а иногда практически невозможно разглядеть и понять.

Действие происходит в четырех государствах — США, Мексике, Марокко и Японии. В одно целое режиссер объединяет три истории, две из которых достаточно тесно сообщаются между собой, а третья — как раз японская — очень поверхностно. Но именно в Японии кроется начало всей последующей драмы, финал которой, если он и поддается определению, мало что значит по сравнению со всем ему предшествующим.

Итак, в стране восходящего солнца живет несчастная глухонемая девушка Чиеко, вынужденная в силу своей неполноценности сталкиваться с жестокостью и непониманием себе подобных в поисках совершенно обратного. Пока она идет дорогой разочарований и неудач, выясняется небольшая деталь: несколько лет назад ее отец, в прошлом заядлый охотник, выслеживал дичь в Марокко и в знак благодарности подарил винтовку аборигену-проводнику. Проводник недолго берег дар иностранца и в черный день продал ее другому марроканцу-пастуху за непонятную русскому уху сумму денег и козу.

Дети пастуха, которым и было доверено это практически чеховское ружье, вместо того чтобы палить по шакалам, терроризирующим и без того облезлое стадо, стали стрелять по проезжающим автомобилям. Одна из выпущенных ими пуль нашла в туристическом автобусе американку Сьюзан, приехавшую в Марокко вместе с мужем в попытке спасти балансирующий на грани брак.

Отправляясь в это путешествие, Ричард и Сьюзан оставили двоих детей дошкольного возраста на попечение няни — мексиканки Амелии, прослужившей у них достаточно внушительный срок, чтобы заслужить такое доверие. С оправданием доверия вышло проблематичнее: не отыскав себе замены, Амелия повезла хозяйских детей в Мексику, где состоялась шумная и веселая свадьба ее сына. А вот возвращение домой из веселого приключения в экзотической стране превратилось в смертельно опасную передрягу.

И это если коротко. Более чем двухчасовой фильм рассказывает три эти истории в очень подробном и вдумчивом ключе, позволяя зрителю вникнуть в самые разнообразные аспекты жизни героев. Ненавязчиво и очень спокойно Иньярриту посвящает нас в незначительные, с первого взгляда, события и связи, которые к концу фильма складываются в насыщенную и полную картину произошедшего. При этом насчет переживаний, всхлипываний и страха не беспокойтесь. Все будет.
Зачем строилась башня
Библейское сказание о Вавилонском столпотворении в общих чертах известно каждому. В отношении фильма в ней особенно важно, что Господь, разгневавшись на дерзких строителей, смешал их языки. В результате они перестали понимать друг друга, а затем рассеялись по земле. И до сих пор, надо заметить, с пониманием возникают прямо-таки колоссальные проблемы.

Но не стоит забывать и о том, что Вавилон, наряду с Римом, является символом бренности самых великих и вызывающих человеческих деяний. Великий и неприступный, город дважды был захвачен, сначала Киром, потом Александром Великим и со временем превратился в горстку руин. Любой желающий может найти здесь прямой намек создателей фильма на горькое будущее США, но суть не в этом. «Вавилон» — это попытка нарисовать картину современного мира с точки зрения не участвующих в строительстве людей. Ведь в результате наказание ждет всех.

Удивительно, что Иньярриту удалось, в принципе, никого не обидеть. По крайней мере, премьера не вызвала акций протеста и волн недовольства религиозных и национальных общин, хотя, если вдуматься, «Вавилон» достаточно резок по отношению к своим героям. Нельзя оправдать отца, дающего детям в руки винтовку вместо надлежащего воспитания, одной только заботой о принадлежащем ему стаде. Нельзя оправдать детей, стреляющих по пассажирскому транспорту, одним лишь детским любопытством и глупостью. Не за что пожалеть мексиканку, вовлекающую чужих детей в игру со смертью, пусть налицо и логичное стремление матери побывать на свадьбе сына. Но совершенно так же недопустимо поведение и американцев, оставляющих детей в распоряжении посторонней, женщины, только чтобы побыть вдвоем в непонятной стране.

«Вавилон», конечно, является в некоторой степени продолжением «Столкновения», которое выходит за рамки отдельно взятой страны. Но у этой медали, как и у любой другой, всего две стороны. А мир рассматривается с неисчислимого количества позиций. И поэтому Иньярриту — молодец вдвойне.

Фильм не стал частью пропаганды терпимости. Он просто продемонстрировал, что на отношения между народами и людьми очень сильно влияет все подряд: и предрассудки, и разница в мировоззрении, и совершенно разный быт, и религия, и личные качества каждого. А в целом получается, что люди все-таки не стадо коз, на которое то и дело нападают не знающие жалости шакалы, с которыми не способны справиться пастухи. Просто строительство всемирной вавилонской башни продолжается, несмотря на то, что смешение языков уже произошло. И на этом этапе стройки нужно быть, как минимум, очень осторожным, чтобы не свалиться вниз.

Андрей Кубич