Новое рождение Джека

Амурское утро
Трепещи, реальный мир. Возможности кинематографа дошли до невообразимого уровня, а вместе с ними до края земли добрались самые популярные пираты со времен Генри Моргана и Питера Блада. Добрались они и до Благовещенска.

Новое рождение Джека

Наиболее ожидаемая премьера года состоялась, причем вполне успешно, побив все рекорды российского проката. «Пираты Карибского моря», по существу, стали не только долгожданным, но и самым обескураживающим фильмом года. Зритель выходит из кинотеатра в состоянии крайней задумчивости, совершенно запутавшись в том, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Неполных три часа экранного действия настолько перенасыщены событиями, ключевыми персонажами и спецэффектами, что при столкновении с изысками фантазии сценаристов в сознании зрителя происходит небольшой атомный взрыв. И уже не совсем понятно, чего мы вообще ожидали от заключительной части трилогии.
Проклятие сундука
Сразу оговоримся: по неофициальной пока информации, никакая это не трилогия. Джонни свет Депп, очевидно, чувствует себя в скоморошьей шкуре Джека Воробья крайне комфортно и поэтому отнюдь не против появиться в продолжении фильма. Да и практика показывает, что рано или поздно они все равно возвращаются, причем очень часто снова и снова.

Продюсеры и режиссер молчат — это настораживает, потому что еще перед премьерой «Сундука мертвеца» было известно о работе над третьей частью. А нынешнее молчание, скорее всего, означает, что товарищество по производству пиратских приключений еще до конца не определилось, обещать или не обещать поклонникам «to be continued».

Депп отметил, что снимется в четвертой части только при наличии хорошего сценария. Это, скорее всего, и есть главная проблема создателей самого громкого кино современности, способного заткнуть за пиратский пояс самого Человека-паука со всеми его монструозными противниками. Никто не отрицает, что солидная доля сюжетных ходов третьих «Пиратов» придумывалась прямо в процессе съемок, что не могло не отразиться на результате. И этот результат, на который россияне за первый уикенд потратили ни много ни мало 357 миллионов рублей, вызывает гораздо больше недоумения, чем восхищения. По крайней мере у тех зрителей, кто не впал в фанатизм при просмотре первых двух частей.

Вспомните, как все начиналось. «Проклятие «Черной жемчужины» было качественным фильмом про пиратов прошлого, который многие посмотрели благодаря пиратам настоящего. Ни о каком сверх-ажиотаже речи не было, это потом все вдруг разглядели, как прекрасен этот парень с подкрашенными черным глазами, прибывающий в порт на верхушке мачты затонувшего корабля. Рядом с ним и правдолюбец (о, жестокая изменчивость судьбы) Уилл Тернер, и Арабелла двадцать первого века Элизабет Суонн выглядели интересными и важными. Хотя Блум в пресловутой роли Леголаса куда интереснее, чем этот запутавшийся в себе кузнец, а героиня Киры Найтли вообще постоянно утрачивает дар речи, оставляя за собой право на огненный взгляд, который, впрочем, никого уже не обжигает.

Истерия началась с появлением «Сундука мертвеца». Мало того, что проект легким росчерком сценаристского пера был превращен в своеобразный бенефис Джека Воробья, который и поплатился за сию честь печальной судьбой ужина для Кракена в финале. Именно середина трилогии превратила «Пиратов Карибского моря» в объект пристальнейшего внимания всего мира, сделав сериал популярнейшим шедевром. И пока утихали возмущенные вопли о превращении приключенческого фильма в неумный балаган, зритель уже повернул свое сауроново око в сторону мая 2007 года и ждал, не обращая внимания на пустяки вроде предварительно снисходительной критики.
Следите за сюжетом
То, что все билеты во всех кинотеатрах перед премьерой буквально смели, это понятно. А вот куда эти билеты давали право пройти — уже сложнее. То, что открывалось перед предвкушающими поток драйва зрителями сразу после блока идиотской рекламы («Пес с нами», надо полагать, тот еще фильмец), и поражало воображение, и превосходило все ожидания. Как в хорошем, так и в каком-то еще смысле.

Нет, «Пираты Карибского моря-3» — это, безусловно, хороший фильм. В конце концов, если бы с такими деньжищами и после такой раскрутки нам подсунули нечто вроде «Терминатора-3», стало бы вообще непонятно направление, в котором катится мир. Но откуда эта мрачность, эта гиперсерьезность, откуда этот граничащий с чернухой оттенок атмосферы? С первой сцены массовой казни через повешение становится немного не по себе — вроде как шел на один фильм, а пришел на совершенно другой. Прямо в дрожь бросает — три часа ведь впереди, а что-то уже не так.

«Не так» будет практически всю дорогу. После сеанса легко можно услышать, что «кажется, сменили и режиссера, и сценариста». Становится даже не совсем ясно, как авторы умудрились отснять некоторые из эпизодов третьей части во время работы над второй. То есть понятно, как сняли; непонятно, как актеры перебирались с солнечной стороны на темную и обратно. Потому что нагнетающая обстановка в фильме набирает обороты медленно, но верно, и единственный способ не впасть в депрессию во время просмотра — это переключить внимание исключительно на сюжет и спецэффекты.

Это довольно-таки нетрудный ход: сюжет настолько переполнен интригами, неожиданностями и даже загадками, что хватило бы на всю трилогию. «На краю света» вообще — в некотором роде концентрат, в немаленькое время которого спрессовано и объяснение всех предыдущих событий с точки зрения новых, и выход в главные герои персонажей, чья задача была разве что скалиться и саблей махать, и вдобавок масса нового, вообще не упоминавшегося ранее.

Ну а про спецэффекты можно вообще разговаривать бесконечно. Специалисты компании Уолта Диснея постарались перепрыгнуть не только других, но и самих себя, и во многом им это удалось вопреки всем законам и правилам. Последние полчаса фильма вообще выбивают из колеи, потому что кажется, что такое совмещение драйва и эффектов вообще невозможно. На этом фоне даже неожиданность финала несколько блекнет, потому как зритель к этому времени не успевает перевести дух после увиденного.
Смена приоритетов
Ну а сюжет — это минное поле какое-то, а не сюжет. Событий много, и дополнительный просмотр не помешает, потому что во время первого всего не успеваешь ни оценить, ни понять до конца. Даже если отвлечься от девяти пиратских баронов, китайцев всех этих и лордов, отношения внутри главного треугольника Уилл — Джек — Элизабет принимают характер мыльной оперы, сценарий которой написан воинствующим безумцем. Кто и сколько раз кого предал и кто до какой степени в этом раскаялся, а также кому быть спасенным, а кому счастливым влюбленным — ух, это все очень непросто.

Подозрения появляются еще во время сингапурской разборки, а уж когда дело доходит до вызволения Воробья из пиратского ада, начинаешь сомневаться в том, что сценаристам известно понятие меры. Размножение личности нашего храброго корсара показано таким образом, что кажется абсолютно лишним. И ни в коей мере не компенсирует его общей нехватки в фильме, впрочем, как и все старания Деппа возместить это пластикой и мимикой. Поймите, тут речь не о кривлянии — все-таки Джонни Депп не Юрий Гальцев, и откровенной халтуры вы от него не дождетесь. Просто к третьей части зритель хотел видеть Воробья как можно больше, а получилось наоборот.

Зато неожиданно шагнул потертым ботфортом на первый план капитан Барбосса со своими далеко идущими планами. И, оказавшись впереди, порадовал зрителя. Один только дуэт Депп — Раш чего стоит: сразу понятно, кого не хватало в ближайшем окружении Воробья. Молчаливому кузнецу Тернеру здесь просто нечего делать, да и вообще, он слишком много думает, и от этого, судя по всему, сплошные неприятности.

Финал удивил многих, особенно самых упертых поклонников всей этой истории. Теперь их только четвертой частью можно вывести из ступора. Судя по отзывам, в холодной России есть очень много людей, желающих, чтобы «у Уилла с Элизабет было все хорошо». Что ж, в какой-то степени их надежды даже оправдались. Но тут уж сценаристам было некуда деваться, сами себя между Сциллой и Харибдой ощутили. С одной стороны, необходимо хоть какую-то логику в разворачивании сюжета сохранить, а с другой — команды жестко завершать на третьей части проект не было, значит, нужны пути отхода на случай четвертой части.

А в конце, когда уже выходишь из зала, слабо соображая, что только что присутствовал при парадоксальном столкновении обстоятельств, когда в слишком длинный фильм с трудом удалось утрамбовать все необходимое и не очень, понимаешь, в чем причина для печали. Еще лучше пересмотреть дома первую часть. И тогда пропасть, выросшая между простотой и незатейливостью «Проклятия» и многофункциональностью «Края Света» откроется со всей очевидностью и прямотой, на которые способны только пропасти. Трилогии как таковой не получилось. Получились три разных фильма, связанных одной цепью героев и событий. Что в этом плохого, спрашиваете? Решительно ничего.

Андрей Кубич
  • Теги:
  • нет


Как насчет того чтобы прочитать статью: «Сиротская область». Спасибо за прочтение.