Последняя жертва «Бастилии»

Амурское утро
«Бастилия» — культовое здание Благовещенска, здание-монстр. Одной из последних ее жертв был маленький кирпичный домик. Вспоминая о его злосчастной судьбе, трудно поверить в то, что «Бастилия» закрыла этот свой черный список.

Последняя жертва «Бастилии»

Общественно-культурный центр не имеет официального названия даже спустя два года после открытия. Назвать его «Бастилией» власти не могли, а другого названия сама «Бастилия» не принимает, это имя она выбрала себе сама и так ее зовет народ. А ведь сколько конкурсов проводилось по этому поводу, сколько комиссий совещалось…

Для тех кто не в теме кратко скажем, что это здание некогда было самым известным долгостроем Благовещенска. Его железобетонные конструкции десятилетиями возвышались в центре города. В лунную ночь «Бастилия» выглядела не просто зловеще, она внушала ужас.

Её начали строить глубоко в СССР, еще до перестроек. Тогда она была «драматическим театром». Ее строили так медленно, с такими проволочками, что даже проплывавший на пароходе по Амуру какой-то советский писатель, живописуя рассвет социализма, написал, как огнями ослепило его здание драмтеатра на берегу реки. И хотя он видел лишь остов здания, его книга была издана много позже путешествия, и автор не мог представить себе, что здание до сих пор не достроено. Вышел конфуз.

Заброшенная стройка стала местом прибежища бомжей, местом тусовки неформальной молодежи, притоном наркоманов. Там то и дело находили трупы, упавших с конструкций, убитых кем-то или просто умерших. Периодические трагедии в «Бастилии» поднимали мелкие волны общественного негодования, но ничего не менялось, строительная площадка зарастала не просто бурьяном, а диким лесом уже.

Иногда возникали проекты то по ее достройке, то по сносу. Но все было впустую, менялись времена, люди, нравы, а «Бастилия» оставалась сама собой. Сколько уж там разных жертв на ее счету, поломанных судеб, то уж неизвестно и не сосчитать. Бывший губернатор Коротков рискнул ее достроить, и с перерывами стройка велась, но и ему не суждено было изменить ее суть. Скорее наоборот: перед самым открытием Короткова сняли, а утвержденное им название ОКЦ — «Албазин» следующий губернатор отменил и другого уже не давали.

Похоже, попытка обозвать «Бастилию» сыграла мистическую роковую роль в судьбе самого Короткова: утвердил название и через три дня получил указ Президента об отстранении. Не любит «Бастилия» такого вот панибратства. Может на ее месте было какое-нибудь священное место древних джурдженей? Очень на то похоже.

Конечно, она давно расчистила пространство вокруг себя, целый городской квартал снесли в свое время ради нее, но каким-то чудом совсем рядом сохранился маленький, еще дореволюционный домик. Почему его не снесли в советские времена, как он остался стоять рядом с монстром все эти десятилетия – известно теперь только самой «Бастилии». И уже одевшись в белый мраморный саван, она словно оглядевшись и увидев у себя под ногами это несчастный домик – как всегда жестко и безжалостно, одним ударом прикончила и его.

Формально дело было так.

Власть в области сменилась, на место Короткова, был назначен Колесов, а тут как раз и подоспело официальное открытие ОКЦ. Новый губернатор поехал посмотреть «объект» и увидел красный домик, явно мешавшийся под ногами у «Бастилии» и портивший вид. Приказал немедленно снести.

Дело в том, что избавиться от домика пытались и до Колесова, но он находился в частной собственности, им владела некая гражданка по фамилии Левцкая, которая толи хотела открыть там кафе, толи просто пыталась получить побольше денег с города, раз уж такая сложилась ситуация. В общем, шли затяжные переговоры с собственником домика о цене.

Возможно, они бы шли и до сих пор, если бы не назначение Колесова, который отличался своеобразным взглядом на мир. В общем, он дал мэру Мигуле неделю на решение вопроса и уехал. А Колесова тогда все сильно испугались, противоречить ему не смели, он был страшнее любого закона для посткоротковской чиновной братии.

Сына той самой гражданки Левицкой вызвали к вице-мэру, который предложил ей домик этот быстро подарить городу, мол, а то хуже будет. Гражданка отказалась. Ночью к домику с милицейским сопровождением подъехал «Камацу», собственница с родственниками собирались держать оборону, но их быстро под белые рученьки спровадили и экскаватор раскрошил домик вместе со всем содержимым. К утру все было кончено.

Теперь лишь фотографии снятые в свое время со стороны Амура напоминают об этом злосчастном доме, а «Бастилия» стоит на берегу Амура в гордом одиночестве.

Мы не будем судить о соблюдении в нашем городе законности, о правомерности и адекватности действий различных людей. В этой рубрике мы рассказываем о Благовещенске и его городских легендах. «Бастилия» — одна из них. Не по своим масштабам, ни по архитектуре она никогда не соответствовала тихой провинциальной столице Приамурья. История ее появления загадочна, а ее судьба по-своему уникальна.

Находись такое здание в каком-нибудь туристическом центре, оно бы стало местом паломничества любопытных. «Бастилию» недаром так назвал народ, она коверкает судьбы связавшихся с ней людей не хуже своей французской тезки. Только ту разрушали, но в своей новой реинкарнации на берегу Амура символ зла продолжает жить.

Маленький красный домик, стал очередной жертвой «Бастилии», но никто не поверит, что последней. Сейчас там выступают заезжие «биланы» и все кажется вполне благополучным. Но если завтра рухнут, признанные абсолютно надежными после двадцати лет стояния под снегом и дождем, ее перекрытия, или вспыхнет пожар, или случится что-нибудь не менее ужасное, то разве кто-нибудь в Благовещенске этому удивится?

Артем Проклов