Амурские волки на тропе

Амурское утро
Волки, в прямом смысле слова, атакуют Приамурье. В последние годы их численность стремительно растет. Волки уже подошли к поселениям людей и все чаще нападают на домашних животных. Они уже наносят, без преувеличения, катастрофический ущерб и природе и человеку, а никаких мер для его предотвращения даже не планируется.

Амурские волки на тропе

В последнее время волчье племя растет примерно на 10 процентов в год. В лесу они охотятся на промысловых животных, поголовье которых итак с трудом восстанавливается в заказниках. Одна только биотехния (посевы овса, сои и других культур на кормовых площадках) ежегодно обходится областному бюджету в миллион рублей. В естественных обстоятельствах волк – санитар леса. Он уничтожает раненых и больных животных, чем предотвращает распространение инфекционных заболеваний. Но сегодня хищников так много, что они стаями успешно охотятся и на вполне здоровых особей.

За два года численность волков в Амурской области возросла с 1500 до 1800 особей, в заказниках их количество увеличилась с 240 до 280 особей.

Например, в Воскресеновском, Ташинском и Бирминским заказниках, помимо повсеместно распространенных кабана и косули, встречаются изюбрь, лось, енот. В последнее время, спасаясь от волков, животные разбегаются за границы охраняемых территорий, подставляясь под ружья и местных охотников. Как ни крути, а браконьерство становится выгодным промыслом для жителей безработных деревень. В то же время сам волк в качестве трофея никому не интересен.

Амурские волки на тропе

Волки смелеют, и в лесу им становится тесно. Раньше звери старались укрываться в зарослях кустарника, сегодня их тропы встречаются на открытой местности. Более того, они все ближе подходят к человеческому жилью. В ряде сел Серышевского, Свободненского, Мазановского, Шимановского, Бурейского участились случаи нападения на домашнюю живность.

Особенно сильно от серого хищника страдают села коренных малочисленных народов в Тындинском районе. На первое января прошлого года в их общинах числилось 2715 голов оленей, за двенадцать месяцев 300 из них погибли. В этом году потери еще не подсчитывали, но уже уверены: счет также пойдет на сотни. Есть общины, где волки истребили до 50 животных. Рыночная стоимость одного оленя достигает 10 тысяч рублей. Тем более, сейчас оленеводство стабильно субсидируется, поголовье начинает расти после продолжительного застоя. Но оленеводы боятся, что их усилия пропадут зря.

Амурские волки

Причины такой волчьей оккупации лежат на поверхности. В последние годы из-за ряда природоохранных мероприятий резко выросла численность дичи. Например, еще четыре года назад поголовье косули превысило 100 тысяч особей — в три с половиной раза больше по сравнению с 80-ми годами прошлого века. А вслед за копытными, естественно, начала расти численность волка, но в отличии от прежних времен борьбу с ним практически никто не ведет, да и сама она очень непроста.

Беда в том, что сегодня опытных охотников-волчатников в Приамурье можно по пальцам пересчитать, а ружье в этой борьбе почти бесполезный помощник. В былые времена боролись ядами и вертолетными отстрелами. Деньги в бюджете закладывались на поощрение охотников-волчатников. Сейчас яды запрещены, бюджет дотационный и борьба с хищником сведена на нет.

Один взрослый хищник за год съедает примерно полторы тонны мяса или 30 — 40 косуль. Общий ежегодный рацион амурских волков 3000 тонн.

Пару лет назад, когда губернатором области был Леонид Коротков. Он пообещал найти в областном бюджете миллион рублей и распорядился выдавать каждому обладателю волчьей шкуры три тысячи рублей. Шкура волчонка должна была обмениваться на 1,5 тысячи рублей. Мы подробно писали об этом в 2007 году.

Амурские волки

Народ тогда расчехлил ружья, установил капканы и петли, истребил почти 70 хищников, но деньги так никто и не получил. Помешала смена региональной власти. Охотникам объяснили: деньги обещал Коротков, а должен был платить, назначенный к тому времени, Колесов, но у того, видимо, были другие приоритеты.

В общем, денег охотникам за убитых волков никто не дал, предложили им хранить шкуры до лучших времен. А ведь, кроме как деньгами, людей больше ничем не заинтересуешь. Предприятий по выделке шкуры на территории области нет. Да и кроме как на унты, меховые жилеты или шапки эта шкура ни на что больше не идет и при этом ценится дешево.

Еще два года назад ущерб от волчьих набегов превышал потери от охотничьего и браконьерского отстрела диких животных и обходился областному бюджету примерно в 180 миллионов рублей ежегодно. Сегодня точных данных уже нет, но очевидно, что теперь ущерб вырос.

Между тем, в соседних регионах проблему стараются решить. В Хабаровском крае начала работать целевая программа по регулированию численности волков. За шкуру мужской особи охотник получает 10 тысяч рублей, волчицы — в полтора раза дороже. Нечто подобное действует в Якутии и лишь амурский волк чувствует себя исключительно вольготно.

Амурский волк

Одним словом, если ситуация и дальше будет развиваться таким же образом, то определение «волчий край» вполне можно будет принять в качестве официального названия Амурской области. Мы продолжим эту тему следующих номерах.

Валерий Андреев